Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей

Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей, что звонил «ее дядя».

– Правда, он не сказал – какой дядя. Очевидно, думал, вы знаете.

Флоренс действительно знала. Более того, она знала, что разговор будет не из приятных. Когда она набрала номер, дядя Сэм ответил так быстро, что в трубке не успел прозвучать до конца даже первый гудок. Это, разумеется, являлось очень дурным знаком. Она буквально слышала, как у него все клокочет внутри.

– Ты что это там вытворяешь? – прорычал он.

– Я вижу, Бобби вас уже обо всем известил.

– Известил? Ты думаешь – это называется известие? Черта с два! Неужели ты Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей не понимаешь, что такую информацию нельзя пускать по телевидению! Ты отдаешь себе отчет, насколько это щекотливая ситуация?

Флоренс подумала, как ей все это надоело. Большая часть времени, которое она провела, работая на правительство, ушла на бесконечные споры.

– Я сказала Лейле, что работаю на правительство, – сказала она.

– Что?!! О чем сказала?!! Зачем?!!

– Мне надоело ее обманывать. Тем более она все равно догадывалась.

– Флоренс, – сказал он совершенно другим тоном, – я вывожу тебя из операции. Немедленно. Ты хорошо потрудилась. Но теперь ты устала. Тебе нужно перевести дух. Отправляйся в Париж или Лондон. Прогуляешься там по магазинам за дядюшкин счет. Как ты на Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей это смотришь?

– Вы отправили меня сюда организовать революцию. А теперь хотите, чтобы я прогулялась по магазинам?

– Да господи боже мой, юная леди, не надо все усложнять! Я вовсе не пытаюсь продемонстрировать мужское пренебрежение. Не хочешь по магазинам – иди в музеи. Я целиком и полностью за культуру.

– Очень передовые взгляды.

– Флоренс, если ты пустишь эту историю с принцессой в эфир, произойдет… О‑о‑о, ну как мне тебе объяснить?!!

– По‑английски.

– Хорошо, по‑английски. Я приведу тебе самый настоящий английский пример. Во время Второй мировой войны Черчиллю стало известно о том, что немцы собираются бомбить Ковентри. Но если бы он Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей предупредил жителей этого города, немцы поняли бы, что англичане расшифровали их секретный код. Поэтому Черчилль ничего не сделал, чтобы предотвратить бомбардировку. И город был стерт с лица земли. И люди погибли. Но война была выиграна.

– Вы хотите сказать, что мы должны быть безжалостными?

– Совершенно верно.

– Благодарю вас, дядя Сэм, вы прояснили мне ситуацию.

– Я знал, что ты все поймешь. Я вышлю за тобой самолет. Ты, наверное, уже просто с ног валишься от усталости. Но как замечательно ты потрудилась! Как замечательно! Неделька в отеле «Бристоль» на улице дю Фабур Сент‑Оноре пойдет тебе на пользу. Обожаю этот Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей отель. Долгий глубокий сон, массаж, музеи…

– Звучит чудесно.

– Я встречу тебя в аэропорту. Первый, кого ты увидишь с табличкой в руках, буду именно я!

– До свидания, дядя Сэм.

Флоренс вызвала к себе в кабинет Фатиму Шам и вручила ей текст сообщения для эфира. Фатима прочла его и вскинула удивленный взгляд на Флоренс.

– Я об этом еще ничего не слышала. Это эксклюзивная информация?

– О да.

– А источник?

– Надежный.

– Ага, – сказала Фатима. – Понятно.

– Это может сделать тебя настоящей звездой, Фатима.



– Да. Быть может, я даже получу работу в крупном агентстве… Флоренс, мне кажется, сейчас самое время спросить кое о чем.

– Давай.

– Мы все работаем Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей на ЦРУ?

– Я и сама толком не понимаю, – вздохнула Флоренс. – Хотя звучит это довольно уклончиво.

– Да уж, – улыбнулась Фатима. – В самом деле.

– Скорее всего, мы работаем именно на них. И тем не менее, если мы сейчас не предпримем каких‑нибудь мер, эта девушка в Каффе умрет. Вот теперь ты знаешь все, что известно мне.

– Боже мой, – сказала Фатима. – А я‑то думала, мы делаем нужную и полезную работу.

– Я тоже так думала. И еще я должна тебя предупредить, что репортаж об этой истории не прибавит тебе друзей в Васабии. Да и здесь ситуация может измениться. Мы разворошили Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей змеиное гнездо. Я пойму тебя, если ты откажешься выходить с этим в эфир. Я могла бы сделать это сама, но тогда у них появятся сильные козыри против нас.

Фатима снова посмотрела на текст.

– Мы не можем позволить им забить ее камнями насмерть, – сказала она. – Я сяду на телефоны и попробую накопать что‑нибудь еще.

У двери она обернулась и с улыбкой сказала:

– Чем бы это ни кончилось – ты молодец, Флоренс.

Флоренс вызвала Рика и Джорджа к себе в кабинет, плотно закрыла дверь, а затем набрала номер Бобби и включила громкую связь.

– Бобби, – сказала она, – я хочу, чтобы ты Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей немедленно вывез Джорджа и Рика за пределы страны.

– Зачем? – сказал он после паузы. – Я думал, ты согласилась с дядей Сэмом и не будешь… Что происходит, Флоренс?

– Бобби, прошу тебя, хотя бы на десять минут притворись, что работаешь на меня. Я хочу, чтобы сегодня вечером их обоих уже здесь не было. Ты можешь вызвать для них это свое водное такси?

– Черт тебя побери, девушка! Я не могу заказывать атомную подводную лодку, как лапшу на вынос из китайского ресторана.

– Подводную лодку! – сказал Джордж, сильно бледнея. – Стоп, стоп, так не пойдет. Я не по этой части. У меня клаустрофобия.

– Джордж, это большая подводная Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей лодка, – попыталась успокоить его Флоренс.

– Она должна быть величиной с "Куин Мэри‑2" и все время плыть по поверхности.

– Джордж, – твердо сказала Флоренс. – Через двенадцать часов самым желанным на свете местом для тебя может стать боевая рубка гребаной субмарины ВМФ США! Бобби?

– Что?

– Вытаскивай их отсюда. На подлодке, на верблюде, на воздушном шаре – мне все равно. Я объявляю срочную эвакуацию. Ясно? Могу я рассчитывать на тебя? Алло, Бобби?

– Да здесь я, черт побери. Эй, парни, вы меня слышите?

– Слышим, – ответил Рик за себя и за впавшего в прострацию Джорджа, который, судя по всему, мысленно прокручивал в голове фильм ужасов с Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей самим собой в главной роли.

– О'кей, парни, послушайте‑ка. Вы наверняка знаете кафе «Уинстон» на Эспланаде около рыбного ресторана. Сейчас три пятнадцать. Через час вы должны быть там. Без опозданий, понятно? Домой не заходите. Не берите с собой ничего из офиса. Просто уходите через парадную дверь. Значит, так: выходим по одному, с интервалом в десять минут. У каждого под мышкой должна быть газета или журнал. Как будто собрались на обычную прогулку. Идти не спеша, не бежать. Не оборачиваться. Если увидите, что кто‑то за вами следит, это, скорее всего, будет один из моих людей. Все должно пройти Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей гладко. Когда окажетесь в кафе, закажите чашку кофе и сидите – не дергайтесь. За кофе расплачивайтесь, как только его принесут. Оставьте обычные чаевые. Вскоре вы увидите два белых «мерседеса» с эмблемами «Такси Амо‑Амаса». Они подъедут с интервалом в несколько минут. У каждого на радиоантенне будет ленточка желтого цвета. Джордж садится в первую машину. Ренард – во вторую. Газеты забираем с собой. Вам все ясно? Или хотите, чтобы я повторил?

– Нет, нам понятно, – ответил Рик.

– Джордж, ты меня слышишь? – сказал Бобби.

– Что?

– Все будет в полном порядке. Ты справишься. У тебя есть валиум или что‑нибудь в этом роде? Хотя ладно Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей, не надо. Я положу в такси. С тобой все будет в порядке. Слушай, на подлодках полно таких… э‑э… ребят, как ты.

– С клаустрофобией?

– Да нет… Ну, в общем… Короче, все будет в порядке.

– Бобби, – вмешалась Флоренс.

– Что? – резко ответил он.

– Спасибо тебе.

Бобби положил трубку.

– Видимо, он сейчас от меня не в восторге, – сказала Флоренс.

– Да объясни наконец, что происходит! – воскликнул Джордж.

– Вы оба уезжаете. Вы замечательно потрудились. Я вами горжусь.

Она ощутила комок в горле, но сумела его проглотить.

– Фьоренца, – сказал Джордж, – что происходит?

– Скоро начнется заварушка. И мне бы хотелось, чтобы вы были подальше отсюда.

– Эй, минутку Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей, – сказал Рик. – Я лично ничего не боюсь. Ты имеешь дело с человеком, организовавшим турнир по гольфу в Северной Корее с участием О. Джей Симпсона.[16]

– Рик, у нас большие проблемы. Должна признаться, что очень скоро мы, видимо, не сможем рассчитывать на поддержку тех людей, которые нас сюда прислали. Из‑за этого наша ситуация становится, как говорят в старом добром Госдепартаменте, несовместимой с дальнейшей жизнедеятельностью. В такие моменты начинают эвакуировать вспомогательный персонал.

– Вспомогательный? – поднял брови Рик. – Это про меня, что ли?

– Послушай, у тебя самый блестящий… и самый непредсказуемый… ум в пиар‑бизнесе. И тем не менее ты уезжаешь через пятьдесят Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей пять минут.

– А почему бы нам всем не уехать? – спросил Джордж.

Флоренс посмотрела на своих подчиненных.

– Я тоже еду. Мы встретимся на берегу. Просто мне нужно кое‑что здесь закончить.

Они вышли из кабинета. У двери Джордж успел шепнуть Рику:

– Я не поплыву на подводной лодке. Во всем мире нет столько валиума, чтобы заставить меня сделать это.

Когда дверь за ними закрылась, Флоренс не смогла сдержать слезы, однако, будучи по существу все‑таки очень решительной девушкой, быстро взяла себя в руки и вернулась к работе.


documentafdtvcb.html
documentafducmj.html
documentafdujwr.html
documentafdurgz.html
documentafduyrh.html
Документ Глава семнадцатая. Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей